Быстрая авторизация

Забыли пароль?

Вы можете войти при помощи быстрого входа/регистрации используя свой телефон

Или если у вас нет аккаунта войдите через социальную сеть

Войдя на портал и регистрируясь в нем Вы принимаете:
пользовательское соглашение
НИКОЛАЙ ВОЛКОВ — О ПЕРЕСТРОЙКЕ, ЛИХИХ ДЕВЯНОСТЫХ И «ПОТЕРЯННОМ» ПОКОЛЕНИИ

НИКОЛАЙ ВОЛКОВ — О ПЕРЕСТРОЙКЕ, ЛИХИХ ДЕВЯНОСТЫХ И «ПОТЕРЯННОМ» ПОКОЛЕНИИ

1942
Раздел: Общество


Чем глубже в историю уходят девяностые годы прошлого века, тем яснее становится осознание событий, которые перевернули ход истории и повлияли на судьбы миллионов людей. Вот и детство председателя Комитета ГС РК по культуре и вопросам охраны культурного наследия Николая ВОЛКОВА пришлось на бурную перестройку, юность — на «лихие» постсоветские времена, когда на «авансцену» вышли братки и путаны, финансовые пирамиды и массовая безработица. Что происходило в его жизни тогда, как он справлялся с вызовами времени? Об этом и многом другом мы и поговорили с депутатом.

— Китайцы говорят: «Не дай Бог жить в эпоху перемен». А уж вам выпало их «воз и маленькая тележка»: пионерское детство во времена позднего СССР, в подростковом возрасте — развал огромной страны и так далее... Что вы сегодня вспоминаете особенно часто из жизненного промежутка, так богатого на разные события?
— Человеческая память устроена так, что в ней, по большей части, сохраняются позитивные моменты. Это, безусловно, механизм защиты от негатива. С удовольствием вспоминаю, как меня приняли в пионеры (в одной из воинских частей города) и, гордый до чрезвычайности, носил курточку нараспашку, чтобы все прохожие видели алый галстук. Тогда для школьников пионерия была символом честности, смелости и гордости за свою Родину.



Детство прошло в Симферополе, в доме по улице Карла Маркса, 46. Коренной крымчанин в пятом поколении, я был мальчиком деятельным и, в некоторой степени, романтичным. Научился читать в 5 лет (в десять уже перешёл к серьёзной литературе, в частности, «проглотил» исторические романы Яна) и к первому классу был уже хорошо «подкован». Принимал активное участие во всех школьных мероприятиях (сначала в школе № 1 — нынешней гимназии им. И. Курчатова, потом в школе № 27), оформлял стенгазету, рисовал, писал стихи. С ранних лет увлекался историей, что поощрялось родителями. Поэтому глубоко изучил семейные корни. По папиной линии были чехи и поляки, переехавшие в Крым ещё в позапрошлом веке. Мои дедушка и бабушка (они были инженерами) строили Сакский химзавод и большое предприятие на речке Каме в Новом Крыму. В музее этого небольшого посёлка есть раздел, посвящённый им. В семье было много врачей — папа, дядя, теперь и моя дочь.

Мамины родственники принимали участие в строительстве железнодорожного вокзала в Симферополе. Её дед до революции занимался грузоперевозками на Приднепровской (тогда Екатерининской) железной дороге.

— С пионерским детством разобрались, переходим к подростковому возрасту, который совпал с разрушением Союза. В 1991 году мальчику Коле исполнилось 14 лет. Переходный возраст, глобальные перемены в обществе. Как это отразилось на семье?

— Реально, наступило время серьёзных испытаний, и не только социальных, но и личных. Мой дорогой папа — хирург-онколог — заболел болезнью, от которой лечил. Мама всё время посвятила уходу за любимым мужем. Денег катастрофически не хватало: одна ампула лекарства, которое могло бы на время притупить боль, стоила половину её месячной зарплаты. Мы продали все вещи и предметы быта, которые только можно было продать. Семья едва ли не каждый день делала выбор, что купить — картофель или морковь. Отказывали себе даже в таких мелочах, как проезд в городском транспорте. Когда папа умер, стало вообще невыносимо. Я, тогда ученик старших классов, чтобы помочь семье, пошёл в сторожа в одну из крупных строительных фирм. До сих пор вспоминаю с благодарностью людей, которые меня туда устроили, — ведь свирепствовала тотальная безработица и найти хоть небольшой приработок было огромным счастьем. На фирме выдавали продуктовые пайки, что было гораздо ценнее зарплаты — в магазинах если что и было, то стоило баснословных денег. Учителя, зная моё бедственное положение, не ругали за пропуск некоторых уроков.



Одновременно, в те же годы, посещал занятия (как бы вольным слушателем) в медицинском институте.

— Однако семейную традицию, вопреки желанию, нарушили. Почему?
— Дело в том, что, когда мне едва исполнилось 18, женился. Встретил свою дорогую Ладу, влюбился без памяти и до сих пор продолжаю благодарить судьбу за такой подарок. Она у меня удивительная, и с каждым годом становится всё красивее. Через год после свадьбы родилась наша первая дочка. Поэтому учиться было некогда — надо обеспечивать семью. И я устроился официантом в дискобар «Искра» на ГРЭСе.

— О, с этого места поподробнее!
— Однажды мы гуляли с Ладой по набережной и увидели объявление, что требуются бармены. Ничего не понимая в приготовлении коктейлей, тем не менее нашёл какую-то литературу и прочитал о разных — вы будете смеяться! — детских напитках типа «Звёздочка», «Шоколадный» и так далее. Решив, что уже всё знаю (а авантюризма мне тогда было не занимать), пришёл на «кастинг». За столами сидели «серьёзные» ребята вполне конкретной наружности. Спросили: «Работал барменом?». Я дерзко ответил: «Да!». Задав ряд «наводящих» вопросов, поняли, что говорю неправду. Однако смелость им понравилась, и меня взяли сначала официантом, а потом «повысили» до бармена. Сегодня некоторые «жёлтые» издания, пытаясь зацепить, называют моё прошлое «халдейским». Ничуть не стыжусь этой страницы биографии: я честно зарабатывал семье на кусок хлеба. Мои жена и дочь, мама и сестра не жили богато, но могли себе позволить самое необходимое, что по тем временам дорогого стоило.

К слову, приработок для укрепления материального благополучия семьи я искал всегда. Так, в межсезонье, когда работа бара «затухала», мы с друзьями — а у меня всегда они были надёжными — отправились на путину на Сахалин. Авантюра? В некоторой степени — конечно. Тем паче что вернулись несолоно хлебавши — нас как украинских граждан на работу не взяли. Пришлось, поскольку денег на самолёт уже не было, ехать в плацкарте десять суток. Но нет худа без добра: в пути прочёл работы Владимира Жириновского, что впоследствии привело в ряды партии этого умного и дальновидного политика, который всю жизнь посвятил борьбе за Русский мир.



— А потом, Николай Анатольевич, окончили (причём с красным дипломом) факультет психологии Крымского университета и даже несколько лет вели преподавательскую деятельность. Мне рассказывали, что студенты вас очень любили. Было за что?

— Им виднее, однако могу сказать: для меня всегда идеалом учителя был Антон Макаренко, и принципы его воспитания считаю наиболее приемлемыми во все времена.
Никогда не шёл на компромисс в серьёзных вопросах, но всегда старался поддержать молодёжь, чем мог.
Потом пришёл в политику (в достаточно молодом возрасте): принимал участие во многих митингах, направленных против украинизации Крыма, сотрудничал с русским движением, активно противостоял натовскому присутствию на полуострове. В 2014-м, когда мы с друзьями узнали, что проукраинские общественники собираются снести памятник Ленину на одноимённой площади, всю ночь простояли в пикете. Был депутатом Феодосийского горсовета. С этим городом меня связывает очень многое, и даже мистическое совпадение — прапрабабушку звали Феодосией. Вот уже второй созыв — депутат Государственного Совета РК.



— Помогает ли диплом психолога в работе с людьми?
— Несомненно. Не могу сказать (как, впрочем, и никто не может), что вижу их насквозь, но многие человеческие проявления мне понятны и объяснимы с точки зрения науки, изучению которой посвятил много лет.
— Скажите как психолог: в чём секрет долгой и счастливой семейной жизни? А то, что у вас она именно такая, видно даже невооружённым взглядом: на столе в кабинете стоят две трогательные фотографии, где вы рядом с женой и дочками.
— Психология тут ни при чём, надо просто любить!
— Обычно мужчины хотят сына, а вы совершенно довольны, что в семье две дочери.
— Поначалу тоже хотел мальчика, но когда стал вопрос о втором ребёнке, подумал: «А ведь, чёрт возьми, пусть это опять будет дочь, ведь лучше девочек нет никого!».
— Напоследок вернусь к истокам нашего разговора. Не обидно, что ваше поколение называют «потерянным»?
— Не согласен! Мы не потерянные, мы, скорее, преданные. Как, впрочем, и весь народ, поверивший в свободу и демократию. Если хотите всё понять про молодёжь девяностых, смотрите фильм Сергея Соловьёва «Нежный возраст». Про себя же скажу словами Пастернака: «Времена не выбирают», и, пожалуй, я бы не хотел родиться в другие годы. Это моя жизнь и иной не будет!
Светлана КИРЬЯНОВА.

Фото из архива Н. ВОЛКОВА.

Светлана КИРЬЯНОВА.

Последние новости:

Как к Вам обращаться?