Быстрая авторизация

Забыли пароль?

Вы можете войти при помощи быстрого входа/регистрации используя свой телефон

Или если у вас нет аккаунта войдите через социальную сеть

Войдя на портал и регистрируясь в нем Вы принимаете:
пользовательское соглашение
«Оно меня держит и тянет»
0
Прими участие и получишь 500р. на счет! Время акции ограничено, не упустите свой шанс. Народный бренд.

«Оно меня держит и тянет»

1592
Раздел: Интервью
«Оно меня держит и тянет»
«Оно меня держит и тянет»
«Оно меня держит и тянет»
«Оно меня держит и тянет»
«Оно меня держит и тянет»
«Оно меня держит и тянет»

Владимир Круглов – человек, влюбленный в море, знающий географию не только в теории, он изучил ее на практике. За весь разговор ни разу не ошибся в названиях, хотя прошло уже более 40 лет со времени его первой коралловой экспедиции.

Был везде на Земном шаре, кроме Дальнего Востока: Новая Зеландия, Чили, Перу, Южная Америка, Африка. Окончив профессиональную школу водолазов, изучал подводный мир южных морей, спускался в глубины Индийского океана и трижды был в составе коралловых экспедиций. Как и должно быть, местом нашей увлекательной беседы стала морская стихия и небольшой катер «Флинт», на котором сейчас работает Владимир Владимирович. Слушая интересные воспоминания водолаза, казалось, что сама побывала в диковинном подводном мире коралловых рифов и встретилась с его обитателями, опасными, красивыми и загадочными.

- Все мальчишки в детстве мечтают стать капитанами. А Вы?

- Как только научился плавать, это было на реке Днестр в Тирасполе, тянуло, как можно глубже нырнуть и показать, что до дна достал. Почему-то тогда я не думал о капитанстве, а вот понырять и увидеть, что на дне делалось, было больше по душе.

В армии попал по распределению в подводный флот. В военкомате мне предложили служить водолазом, согласился. Уже тогда знал про Жак-Ива Кусто, читал про подводные аппараты, подводные дома на большой глубине, корабль «Калипсо». В 66-67-м году окончил профессиональную школу водолазов и стал инструктором. Потом полтора года на Балтике учил молодых подводников выходить из затонувшей подводной лодки через торпедный аппарат или капитанскую рубку. В торпедную шахту заходят три-четыре моряка, она закрывается, запускается вода. Каждый человек показывает готовность, открывается люк, и он выходит на поверхность с глубины 120 метров.

- Получается, что на службе побывали на двух флотах?

 - На трех. Черноморский — школа водолазов, Балтийское море — инструктором, последний год служил на боевом  гвардейском корабле «Гремящий» на Северном флоте. Мы уходили под Англию, Исландию, вылавливали лодки противника. Наш корабль был 140 метров длиной, 70 тысяч лошадей силовая установка, работал на мазуте. Огромная машина мчалась со скоростью 36 узлов! (почти 70 км в час, - прим. Ред.). Закончилась служба, меня опять потянуло в море. Стал работать в Керчи в Югпромрыбразведке. Она занималась поиском мировых рыбных запасов южных морей, обследование от Антарктиды, Атлантики, южной части Индийского океана. А запасы там неимоверные! Нашли скалу западнее острова Маврикий, смотрим на эхолот — стена рыбы. Заходит трал, 20-30 тонн рыбы.

- Какой?

- Нототения, красноглазка, ставрида, скумбрия, капитан, - каких только нет! Поднимаешь трал, чего там только не увидишь! До 40 видов рыб, иногда даже научники удивлялись.

- Капитан - это рыба?

- Очень вкусная. Ловится в центральной Атлантике, в районе Синегала, Мавритании, Марокко. Там сильнейшая промысловая банка. Потому что с севера идет холодное Канарское течение, с юга - Гвинейское теплое. А в месте встречи отлично развивается планктон,  кормовая база для рыбы.

- Расскажите про первый рейс.

- Я попал в коралловую экспедицию водолазом. Мы шли в Индийский океан, вокруг Африки, 54 дня. Попадаем на огромный риф. Прилив в четыре метра, и риф оголяется, а это, оказывается, потухший вулкан с жерлом в 20 километров и глубиной — 1200 метров. У нас был подводный дом «Садко»: кусок материала в несколько слоев привязывают на дне к камням, дают воздух, он надувается, и получается подводный шатер. Туда заплываешь, снимаешь аппарат, можно на надувной скамейке посидеть, посмотреть в иллюминатор. Примитивный, но интересный домик.

 - Во время экспедиций что добывали и как спускались на глубину?

- Это был 78 год, добыли 18 тонн кораллов и 11 тонн ракушек. Ракушки огромные, двухстворчатые, их использовали для изготовления сувениров. А во вторую коралловую экспедицию уже не добывали, а работали с Институтом биологии, изучали ценные экземпляры кораллов и рыб. На корабле «Ихтиандр» был подводный аппарат «Тинро-2», с помощью которого обследовали подводные банки в Атлантическом океане, два раза были на Кубе. Когда находили подводное плато, аппарат спускался на глубину до 400 метров, обследовал плато, потом спускали трал на это место. В третьей коралловой экспедиции работал с моим другом Александром Ивановичем Суворовым, он был акустиком на корабле, а до этого работал в перспективной разведке. Потом мы случайно встретились в Феодосии, с тех пор это мой лучший друг, всегда выручит. И  пойду за него в огонь и в воду. Это уникальный человек и знаменитая личность.

- Сколько лет жизни отдали морю?

- Я посчитал, что чистого моря у меня 14 лет. После коралловых экспедиций занялись поиском рыбы, была оперативная и перспективная разведка. Потом почему-то захотел стать штурманом, поступил в 38 лет в мореходное училище, закончил с отличием. Пошел работать в Керчи на промысловые суда, капитальная штурманская практика и проверка знаний. Это была настоящая, тяжелая рыбацкая работа. Я и на пенсию вышел в 55 лет.

 -Что для Вас море?

- Оно меня держит. Никак без моря не получается. Уехал в Приднестровье, родные места все же. Предложили мне работу на реке. Но не смог, что-то не то. Море тянет, вернулся сюда. Я и сейчас ныряю с аквалангом и без него.

- Акулы и не только...

- Я с ними встречался, как с вами. Первая встреча с ними произошла на банке «Глориас». Когда противоакулья клетка заполнялась кораллами, мы дергали за трос, ее поднимали на поверхность. Вода чистая, видимость — полсотни метров. Смотрю, в двух метрах — акула. Спрятался за коралловое дерево, она тоже меня увидела, сделала круг и идет на меня. У меня в одной руке — ветка коралла, в другой - свайка (металлическое шило, чтобы зачаливать трос — прим. Ред.). Остановилась и смотрит на меня, любопытная. И я на нее смотрю. Но долго-то нельзя в гляделки играть, воздух может кончиться. Тогда я ей по щеке свайкой — раз! Она и пошла от меня. А на острове Лис было и такое, что за хвосты их дергали. Там очень большая отмель, вода горячая и движется из-за приливов и отливов. Акула лежит в выбоине, греется, наверное, радикулит лечит. А ну-ка ее потревожу, подошел, схватил за хвост, но не удержал, уплыла. Но это были песчаные, полуопасные акулы.

До этого была встреча с муреной. Зубастая! Черепаху видел огромную, так она меня за собой потащила, быстро. Главный экспедиции говорит: «Хороший экспонат будет». Я тогда поругался с ним. Какой экспонат, она же живая, и отпустил. А под Кубой интересная встреча была с целой стаей барракуд. Нам, вместе с научниками, пришлось в круг встать, спина к спине. А самый яркий случай с акулой произошел на архипелаге Чагос в Индийском океане, там мы собирали коралловые экспонаты для Института археологии южных морей. Тогда я уже был старшим руководителем подводных работ. Два парня собирают экспонаты, а я — начальник, могу себе позволить прогуляться, брожу по подводным окрестностям. Слышу — бам, бам, бам! Под водой, когда бьешь по аквалангу, слышно далеко. Из-за высокой травы не видно, подплываю, а парни сидят в клетке и показывают мне в сторону. Смотрю, а в траве притаилась акула, метра четыре длиной, башка огромная. Из оружия у нас только черенки от лопат. А самое главное, трос, за который надо дернуть, чтобы нас подняли, обмотался за клетку. Дергай — не дергай, штурман на корабле не увидит. Пришлось выплыть из клетки и размахивать перед акулой черенком, как шпагой. Она нехотя так поднялась и поплыла.

- Какой мир красивее, подводный или надводный?

- Подводный мир – это тишина и спокойствие. В южных морях такое удивительное разнообразие жизни! Среди кораллов столько маленьких рыбок, и длинные, и круглые, разноцветные. Такая красота! Один раз нашли жемчужницу. Большие красивые раковины. Думали, внутри жемчуг, но они оказались пустые. Чтобы выросла жемчужина, надо кремнию попасть внутрь раковины, а там везде кораллы, известняк. Вместо жемчуга привез домой перламутровое блюдо. А опасностей под водой тоже много. Морской петух — красавец до безумия, но укол его шипа смертелен.

- А хорошо было бы жить под водой?

- Думаю, неплохо. Сейчас океан исследован только на 5 или 10 процентов. Очень много случаев непонятных. Кто знает, может там какая-нибудь цивилизация…

Эвелина Портная

Последние новости:

Как к Вам обращаться?