СВ
+25 °C
+19 °C
60 р.
70 р.
+7 °C
+7 °C

Авторизация

Забыли пароль?
Или если у вас нет аккаунта войдите через социальную сеть Войдя на портал и регистрируясь в нем Вы принимаете:
пользовательское соглашение

Подпишись на Город24

Экономь время! Мы собираем все в одном месте. Подписка за 50 р. в месяц отключит всю рекламу на портале и в приложении + PDF версия журнала Город24 в подарок!

Феодосия, закрытие санаториев, аресты

Новости Феодосии

Феодосия, закрытие санаториев, аресты

1646
Раздел: История
О городе 30-х годов прошлого века в воспоминаниях очевидца

Окончание. Начало в №24-26

Мы не так много знаем о Феодосии 30-х, периоде между окончанием гражданской войны и знаковым для историков 1937 годом. Преподаватель игры на фортепиано из Канады Рада Бухман предоставила нам для публикации страницы мемуаров своего отца Геннадия Хариби (Лукачера Хариби), которые касаются времени его пребывания в Феодосии с лета 1932 года по февраль 1936 года. Сюда Гена приехал вместе с семьей пятилетним мальчиком, уехал восьмилетним, но свои яркие воспоминания он написал уже в 2010 году в Израиле. В них Г.Хариби подробно описывает быт нашего города и его окрестностей, нравы жителей и отдыхающих.

Древнее захоронение скифов

Особым местом в Феодосии была Итальянская улица, которая тянулась вдоль моря. Толпы хорошо одетых людей гуляли по вечерам по ней. Карманники шныряли в толпе и успешно чистили карманы. Гуляющие двигались чинно и важно, и мы, мальчишки, передразнивали их. По Итальянской гуляли и матросы с кораблей, прибывших из-за границы. Рядом с нашей улицей начали строить кинотеатр. Мы с любопытством наблюдали за тем, как копали котлован. Однажды во время рытья строители наткнулись на какое-то надгробье. Место оцепили, приехали какие-то люди, что-то осматривали. Потом говорили, что это древнее захоронение скифов. Часто мы бывали в музее Айвазовского. У входа в музей сидел мудрый Айвазовский. Морские пейзажи Айвазовского вызывали восторг, и мы могли часами любоваться ими. Конечно, больше всего нам нравилась самая впечатляющая картина «Девятый вал».

Папа иногда ездил в Москву в командировки в КУТВ. Возвращаясь домой, привозил металлические коробки со сладостями, игрушки, книги, большой конструктор. Из этого конструктора в дальнейшем мы с увлечением делали различные сборки, согласно прилагаемому альбому.

Джек и Катя

В Феодосии с нами продолжала жить собака Джек, а также в доме появилась кошка Катя. У Джека дружба с Катей не получалась. Он постоянно гонялся за кошкой, и та вынуждена была спасаться, запрыгивая на шкаф, и там отсиживалась. Иногда Джеку доставалось и от кошки. Не раз Катя царапала его когтями, и Джек, повизгивая, прятался под кровать. Вражда продолжалась. Однажды Джек утром не встал со своей подстилки. Мама заметила это и подошла к Джеку. Он лежал на подстилке с грустными глазами и поскуливал. Не хотел есть, и мы поняли, что Джек заболел. Кошка сидела на шкафу и с любопытством смотрела вниз на пса. Мама пошла к мудрому соседу Любчинскому посоветоваться, что делать с Джеком. Любчинский дал маме какую-то траву, и мама стала поить Джека настоем этой травы. Поила день-два, но улучшения не наступало.

Встал вопрос поиска ветеринара, когда кошка соскочила со шкафа, подошла к Джеку, стала смотреть на него, попробовала еду в мисочке и после этого стала лизать мордочку Джека. Он покорно дал себя облизывать, не только мордочку, но и все тело. Кошка затем легла, прижавшись к Джеку. Весь день и ночь она провела с ним. На другой день Джек встал, немного поел и снова лег. Катька опять стала Джека облизывать и легла обратно рядом с ним. На другой день Джек вскочил с подстилки, весело залаял и начал играть с Катькой. С этих пор они стали неразлучными друзьями.

Челюскинская эпопея

В сентябре 1935 года хлынули дожди, превратившиеся в ливни. Такого еще не было в Феодосии. По улицам текли мощные потоки воды. Детвора в трусиках бросалась в потоки, плавала, неслась по течению. Было очень здорово.

Потом началась Челюскинская эпопея. Вся страна следила за происходящим. Во дворах мы стали воспроизводить события. Где-то нашли и прикатили телегу, на нее нагромоздили ящики, бочки, доски, матрасы. Наверх затащили кусок металлической трубы большого диаметра, и у нас получился пароход «Челюскин». Я забрался наверх, залез в трубу и стал изображать гудок, пыхтя изо всех сил. Вдруг труба закачалась и рухнула вниз вместе со мной. Я ударился головой обо что-то твердое. В ушах зазвенело, потекла кровь. Я испугался, закричал и заплакал. Все бросились ко мне, вытащили из этой кучи. Прибежала мама, повела домой. Рана на голове оказалась не опасной, помазали йодом, и все окончилось благополучно.

Снежные циклоны

В начале февраля 1936 года утром я собрался идти в школу, но дверь не открывалась. Окна оказались залеплены снегом. У нас с соседом Любчинским была общая забитая дверь, и мы постучались в нее. Любчинский объяснил, что на Феодосию налетел снежный циклон и завалил все одноэтажные дома. Засыпало улицы, дворы и наш каменный дом. Любчинский через окно вылез во двор и стал делать проход от своей двери, а затем и к нашей, и мы смогли выйти во двор.

В школах занятия отменили, о чем сообщило радио. Во дворе появились ребята из других домиков, и пошла забава. Снег был сырой, и мы стали делать туннели и играть в прятки. Лепили разные фигуры, в первую очередь снежную бабу. Продукты в магазины возили на спинах лошадей. Снег пролежал два дня и, как только засияло солнце, стал таять и превратился в потоки воды. Кончилась настоящая зима.

Арест и ликвидация

В марте 1936 года папе пришло из Москвы сообщение о ликвидации санатория. Папе надлежало прибыть в столицу. Он тот же час выехал в Москву. Через некоторое время он позвонил, сказал, что решается вопрос о дальнейшем использовании его в КУТВ и скоро мы переедем в Москву. Было еще несколько звонков. Проходила неделя, другая, никаких звонков, никаких сообщений.

Мама заволновалась, стала звонить в КУТВ в приемную, никто не отвечал. Тогда она связалась с московскими друзьями и подругами — Широй Горшман, будущей писательницей и будущей тещей Иннокентия Смоктуновского, со своей лучшей подругой по Палестине — Натальей Мироновной. Они сообщили, что КУТВ закрыт и ничего не могут узнать. Папу не видели и ничего о нем не слышали, но намекнули, что по Москве идут какие-то аресты. Мама растерялась и не знала, что делать.

Деньги кончались, мама не работала, да, в сущности, не имела никакой специальности. В Палестине она была медсестрой, кончила какие-то краткосрочные курсы. Диплома не имела и работать по этой профессии не могла.

О нашем бедственном положении узнал сосед Любчинский. Он предложил немного денег и пообещал с устройством на работу, но посоветовал в первую очередь поехать в Москву на Лубянку, в приемную НКВД. Любчинский обещал взять заботу на себя о детях. Мама очень боялась оставить нас одних, но послушалась и поехала в Москву.

В приемную на Лубянке была огромная очередь. Выстояв ее, мама получила доступ к окошечку. Подала свои документы и сообщила, по какому она вопросу. Ей предложили подождать, и через некоторое время дежурный сообщил ей, что ее муж Хариби Лукачер Эдин Эдинович арестован за антисоветскую деятельность по статье 58, и добавил: «Вы женщина молодая, красивая, советую снова выходить замуж»...

От редакции:

Редакция газеты «Фео.РФ» благодарит Раду Бухман за предоставленные воспоминания отца. Мы открыты к сотрудничеству и публикации дневников, воспоминаний, мемуаров, связанных с историей Феодосии и его горожанами. С нами можно связаться по телефонам: +7 (978) 795-79-32 (МТС), +7 (978) 402-12-90 (Крымтелеком) или по электронному адресу r@фео.рф.

Фео.РФ
Установи ГОРОД 24 на свой смартфон
code
Узнавай новости
Феодосии первым!
Скачать приложение город24 Скачать приложение город24
Стали свидетелем необычной истории? Сняли интересное фото или видео? Есть вопросы или отчеты? Пишите нам в WhatsApp, Viber или на номер
+7-978-795-79-32 или просто позвоните.

Комментарии

alt
вася
вася

просто так никого не арестовывали