Быстрая авторизация

Забыли пароль?

Вы можете войти при помощи быстрого входа/регистрации используя свой телефон

Или если у вас нет аккаунта войдите через социальную сеть

Войдя на портал и регистрируясь в нем Вы принимаете:
пользовательское соглашение
Севастополь через 7 лет после Русской весны: Между Сциллой и Харибдой
0

Севастополь через 7 лет после Русской весны: Между Сциллой и Харибдой

290
Раздел: Общество
Источник: ForPost

7 лет назад, 23 февраля 2014 года, в Севастополе состоялся народный сход-митинг, положивший начало «русской весне» и возвращению города-героя в состав России.

Между тем, пишет Любовь Ульянова в материале для Regnum, понимание «народа» в городе-герое заметно отличается от российской общественно-политической традиции его осмысления, уходящей корнями еще в XIX век, но актуальной и в советское время, и в постсоветский период. В рамках этой традиции «народ» противопоставлен «обществу». «Народ» в основном патриотичен и искренне лоялен государству и действующему политическому режиму, но способен и на бунт, «бессмысленный и беспощадный». «Общество» же скорее космополитично, собрано в кланы и социальные группы и оппозиционно государству как инфернальному Левиафану. При этом общество часто выступает от имени «народа», хотя на самом деле им не является.

Особенно заметна разница между «народом» и «обществом» как двумя разными сущностями в столичных городах — Москве и Санкт-Петербурге.

Однако в третьем городе федерального значения, каким стал Севастополь в 2014 году, «народ» и «общество» слиты в единое и довольно органическое целое, скрепленное городским патриотизмом, причем одновременно и критичное по отношению к власти, и государственническое.

Вероятно, именно это наличие органического единства в виде сцепки «общество-народ» и способствовало отличной от всей России активной общественно-политической жизни, когда в городе, во-первых, политика не понималась ни как бюрократическое управление, ни как уличные протесты, а, во-вторых, общественно-народная повестка сильно влияла на формирование и развитие политической сферы.

Однако после выборов в Заксобрание 2-го созыва и исчезновения из него независимого «чаловского большинства» в сентябре 2019 года, после столь желанного для администрации приведения Севастополя к общероссийскому «знаменателю», политическая жизнь города стала мало отличаться от других регионов страны.

Но в то же время жизнь общественная не прекратилась и даже нельзя сказать, что она сильно проиграла от исчезновения в городе политики. Достаточно вспомнить массовый народный праздник 1 августа 2020 года на открытии Матросского бульвара — одного из центральных бульваров, значимого исторического места Севастополя, реконструированного за счет средств благотворительного фонда «35-я Береговая батарея».

Общественно-народная жизнь Севастополя не «схватывается» обычными электоральными процедурами (выборы губернатора, выборы в Заксобрание), и в этой жизни по-прежнему есть «народные герои», общественные институты, с этими героями ассоциируемые, и есть своя логика, чем дальше, тем больше автономная от любой власти — что федеральной, что городской.

Спустя 7 лет после «русской весны» то общество — народ Севастополя, который сделал возможным громадную политическую трансформацию и вызвал небывалый в истории страны патриотический подъем (ранее такое случалось только по случаю войн в 1812 году, 1878 году, в 1914 году), окончательно замкнулся в локализме, в местных интересах, местных проблемах, местных радостях и горестях.

Слишком много оказалось нереализованных планов и не раскрытых перспектив у самого проекта превращения Севастополя в третий город федерального значения, даже третью столицу — с его, с одной стороны, патриотическим историко-культурным пространством, с другой стороны, с готовностью местных создавать в городе технологический центр мирового уровня. Последнее не состоялось во многом по объективным причинам из-за наложенных на Крым международных санкций, однако город по-прежнему верил в свое особое значение и предназначение для современной России.

ForPost

Последние новости:

Как к Вам обращаться?