Быстрая авторизация

Забыли пароль?

Вы можете войти при помощи быстрого входа/регистрации используя свой телефон

Или если у вас нет аккаунта войдите через социальную сеть

Войдя на портал и регистрируясь в нем Вы принимаете:
пользовательское соглашение
Ялта сто лет назад: привет из Красноармейска
0

Ялта сто лет назад: привет из Красноармейска

639

Рождество 1921 года ялтинцы встретили с тревогой. Всего полтора месяца назад в Крыму установилась Советская власть. А 8 января жители "южной столицы" полуострова проснулись… в другом городе. Новая власть сменила Ялте имя.

"Ялта переименована в Красноармейск, прелестная Ялта, достойная такого прелестного поэтичного благозвучного имени Ялта, по верноподданническому усердию каких-нибудь местных совдепских малограмотных людей, вдруг ни с того ни с сего превращается в Красноармейск. И что в этом новом имени складного, осмысленного и удобного?!", - записал январе 1921 года в своем дневнике мелкий служащий из Москвы Николай Окунев.

К этому моменту сообщение о переименовании города по инициативе Крымского революционного комитета уже было сенсацией всесоюзного масштаба. Обоснование указу о наделении Ялты новым именем было таким: это последний город, где вела наступление Красная Армия. А, кроме того, по мнению представителей новой власти, слово "Ялта" ассоциировалось с "центром разврата и разгула кутящей буржуазии".

Переименование повлекло за собой приказы о смене вывесок на учреждениях, требование указывать в почтовых отправлениях "Красноармейск". Впрочем, не возбранялось рядом, в скобках, указывать прежнее название города.

Но Красноармейском Ялта пробыла недолго: 25 августа того же года в областном комитете уже голосовали за возвращение ей прежнего имени. И хотя в областном совете рассматривалось еще и двойное название Красноармейск-Ялта, сторонники возвращения исторического названия победили.

В 1921 году ялтинцам пришлось привыкать ко многим изменениям. Как и для всех крымчан, для них были обязательны к исполнению приказы Крымского ревкома. Например, об обязанности доносить на "пролезших в советские учреждения примазавшихся к Советской власти и белогвардейцах".

Приказ № 215 обязывал всех мужчин 16-50 лет и женщин 16-40 лет, не имеющих определенных занятий, зарегистрироваться как потенциальные работники. Уклонисты подлежали заключению в лагерь. Другой приказ запрещал "трудовым ресурсам" самовольно покидать место жительства: для этого требовалось разрешение Управления учета и распределения рабсилы.

В январе созданы комиссии, которые уполномочены вскрывать и переправлять в хранилища содержимое сейфов и ячеек частных владельцев в банках. Добыча внушительная: многие люди перевели свои сбережения в золото, украшения и валюту.

В лесах еще скрывались группы белогвардейцев и банды "зеленых". Поэтому зимой и весной 1921 года проводились масштабные операции по их ликвидации. Под Красноармейском-Ялтой орудовал отряд бывшего алуштинского пристава Кочубарова, полковников Станишевского, Жоржа и Мамуладзе, ротмистра Абадзе, ялтинцев Апаса и Поликарпова, Мустафы Курбы.

Только в окрестностях Ялты скрывались немногим меньше 400 вооруженных и обозленных людей. Невзирая на "теплые" чувства к новой власти, они предпочитали не сражаться с воинскими формированиями, а грабить местных жителей.

Уже в начале года на полуостров начали приезжать первые пациенты ялтинских противотуберкулезных санаториев. Банды держали под контролем дорогу Симферополь-Ялта и грабили подводы с продовольствием, предназначенным для санаториев. Чекисты вынуждены были постоянно патрулировать дорогу, для чего было создано два специальных отряда с пулеметами.

Кстати

В 1921 году пытался уехать из Ялты Федор Федорович Достоевский, сын знаменитого писателя. Он прибыл сюда в 1918-м, узнав о смерти матери. Уехать уже не смог. Занимался куплей-продажей зерна на бирже, давал уроки, читал лекции. После установления Советской власти выехал из Ялты в Севастополь, рассчитывая добраться до Петербурга по железной дороге. Там был арестован как "подозрительный элемент". Следователь, практически не слушая его, вынес вердикт: расстрелять.

"Расстрелы происходили тут же, во дворе, и, пока шел допрос, слышны были поминутно выстрелы, — так описывался этот эпизод в очерке, опубликованном в эмигрантской газете "Руль". — Моментально Достоевского схватили и стали тащить по направлению ко двору. Тогда, не помня себя, он крикнул: "Подлецы, моему отцу ставят памятники в Москве, а вы меня расстреливаете". Безносый, видимо, смутился и прогнусавил: "Что брешешь? Какому отцу? Какие памятники? Как твоя фамилия?" - "Моя фамилия Д-о-с-т-о-е-вский" - "Достоевский? Никогда не слыхал". К счастью, в эту минуту к следователю подбежал маленький, черненький, юркий человек и стал ему что-то быстро шептать на ухо… Приподнял голову, тупо посмотрел воспаленными веками в сторону Достоевского и произнес: "Пошел к черту, пока цел".

Тогда сын писателя так и не смог покинуть Крым.

В апреле Крымревком объявил об амнистии для тех, кто скрывался от властей. Но желающих получить официальное прощение не нашлось: на полуострове вовсю бушевал "красный террор", и Советской власти "бывшие" не доверяли. А "бело-зеленые" к тому времени уже сделали передвижение по дорогам небезопасным и объявляли о грядущем народном восстании.

Его так и не случилось, потому, что "оппозиция" не смогла договориться и выбрать лидера.

Ялтинцы продемонстрировали, что способны отстаивать свои убеждения. Чекистами был арестован протоиерей Николай Царенко и его жена. О том, что батюшка сидит в подвале гостиницы "Россия", узнали прихожане. И потребовали его освобождения.

"Когда православный народ стал напирать на охранявших помещение, чтобы освободить отца Николая, часовой выстрелом убил одну из женщин. Во избежание новых народных протестов священника перевели в другое место... Из-за настойчивых ходатайств верующих, которые не прекращались в течение всего времени, пока отец Николай был под арестом, его в конце концов отпустили", - писал в своей книге протоиерей Николай Доненко.

Уже летом жители Ялты и Южного берега ощутили первые признаки приближающейся большой беды - голода. В 1921 году полуостров посетила самая жестокая за пятьдесят лет засуха. Много земли за годы Гражданской войны было заброшено. Из Крыма вывозили продовольствие без оглядки на нужды местного населения.

Первые умершие от голода отмечены именно в Ялтинском уезде, где люди никогда не имели больших запасов продуктов. Здесь не сеяли хлеб, а возделывали небольшие огороды, табак и виноград.

РИА новости Крым

Последние новости:

Как к Вам обращаться?