Быстрая авторизация

Забыли пароль?

Вы можете войти при помощи быстрого входа/регистрации используя свой телефон

Или если у вас нет аккаунта войдите через социальную сеть

Войдя на портал и регистрируясь в нем Вы принимаете:
пользовательское соглашение
Подвиги старшины Суворова
0
Прими участие и получишь 500р. на счет! Время акции ограничено, не упустите свой шанс. Народный бренд.

Подвиги старшины Суворова

617
Раздел: Общество
В продолжение рубрики, посвящённой крымчанам – участникам Великой Отечественной войны и работникам тыла, мы публикуем письмо нашего читателя Юрия Комлача, который рассказал о подвиге своего земляка.

«Добрый день, уважаемая редакция. Хорошее дело вы придумали, давая слово родственникам крымчан, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны. Решил и я рассказать о настоящем воине. Он не является моим родственником, но заслуживает, чтобы народ знал о его фронтовых делах. Мне посчастливилось жить с ним одном городе и даже встретиться. Об этом и расскажу.

Беседа с героем

Слух о том, что рядовой Александр Суворов осенью 1942 года на Северо-Кавказском фронте взял в плен немецкого генерала, сначала посчитали солдатской байкой. Но когда солдата наградили орденом, все поверили, что сарафанное радио выдало правду.

Накануне Дня Победы через много лет после войны мне удалось встретиться с Александром Михайловичем в одном из цехов его родного предприятия – Феодосийского производственного объединения имени ХХVI съезда КПСС. Скупым на слова оказался бывший флотский старшина. На вопросы о военной судьбе отвечал односложно. Мол, воевал честно, выполнял приказы командиров. Мне всё-таки удалось его разговорить.

Рейс боевого катера

– Вашему поколению сложно представить то время. Война – тяжёлая, кровавая работа, – рассказывал бывший фронтовик. – Мне в каком-то смысле повезло, что Пошехоно-Володарский райвоенкомат Ярославской области призвал меня на службу в Красную армию в 1937 году. Обучили профессии моториста на катерах, называемых «морскими охотниками». Так что к 22 июня 1941 года, когда началась война, я уже имел кое-какой опыт. Боевые действия на тральщике типа «Фугас», как написано в военном билете, для меня начались уже на следующий день – 23 июня…

Суворов затихает. По его глазам вижу, что мысленно он сейчас далеко. Трудно представить, как изо дня в день экипаж небольшого судна выполнял рутинную и опасную работу по разминированию фарватеров.

Ему больно и горько вспоминать 11 августа 1941 года. Случилось то, что люди называют зигзагом судьбы: очередной рейс боевого катера в минные заграждения фашистов закончился гибелью судна. Тральщик ушёл на дно, а единственный выживший после взрыва мины моторист был подобран из воды экипажем сторожевого катера. Военврач, осмотрев моряка, только и сказал: «В рубашке, видно, ты родился, «фельдмаршал». Сквозное ранение да небольшая контузия. Полежишь недельку и отправишься громить фашистов». Как в воду глядел.

Снова на фронт

Но не в ряды любимого морского флота вернули кадровики моториста Суворова после лечения, а отправили на Северный Кавказ. Чтобы остановить фашистов, рвавшихся к нефтяным районам страны, Верховное командование советских вооружённых сил формировало новые части, перебрасывая их в Новороссийск и Тамань. Одной из них была
131-я курсантская стрелковая бригада, в которую зачислили в качестве разведчика нашего моряка. Среди необстрелянных курсантов он с медалью «За отвагу» на груди выглядел настоящим героем. Вскоре он подтвердит своё амплуа фронтовика, о чём быстро разнесутся слухи по Кавказу.

Взять языка

По воспоминаниям Александра Михайловича, в один из сентябрьских дней 1942 года командир батальона капитан Глебов вызвал его к себе и поставил задачу: «Пришёл приказ из самой Ставки: нужно взять языка. Но не любого попавшегося, а офицера, который может знать, на каком участке нашей обороны немцы нанесут главный удар. Разведка фронта сообщила, что усилилась их активность на перевале возле Белой скалы. Возможно, там штаб. С тобой пойдут два молодых солдата. Имеется договорённость, что сегодня в 22 часа наши соседи слева и справа начнут перестрелку. Под этот шумок и действуйте».

– Часов в девять вечера мы втроём пошли к перевалу по намеченной ещё днём горной тропинке. Я впереди, за мной Саша Белан с Полтавщины и белорус Витя Берест, – вспоминает Суворов. – Точно в 22 часа начался артобстрел немецких позиций на соседних участках, что помогло нам незаметно просочиться во вражеский тыл. В ложбинке обнаруживаем палатку, возле неё у маленького костра по-хозяйски сидит часовой.

Я молодым даю команду оглушить и связать немца. Сам подкрадываюсь к «логову» из брезента. Тут, будто по заказу, из укрытия выходит офицер. Он видит меня и от неожиданности столбенеет. Я тоже не ждал, что добыча сама пойдёт ко мне в руки, но среагировал мгновенно: приёмом самбо (в юности немного борьбой занимался) сбиваю его с ног, затыкаю рот кляпом. Белан и Берест уже обезвредили гитлеровца у костра. Не мешкая ни минуты, берём курс домой – в расположение части. Передаём языков штабистам, которые в шоке: впервые на нашем фронте доставлен пленный такого статуса...

Замыслы вермахта

Через день Глебов рассказал Суворову по секрету, что доставленный в штаб фронта пленённый генерал выдал тайные замыслы руководства вермахта. Его сведения подкрепляли документы и карты. Немецкие стратеги планировали основными силами развернуть наступление на Новороссийск и дальше вдоль Черноморского побережья – на Батуми; форсировать Керченский пролив и занять Таманский полуостров. Поэтому сюда и стягивают фашисты силы для главного удара. И ещё комбат сказал: «Тебе, Саша, личная благодарность от командующего и представление к награждению орденом Отечественной войны I степени. С сегодняшнего дня ты старшина 2-й статьи».

Враг остановлен

Не обманул немецкий генерал. Через пару дней гитлеровцы начали наступление. Танки, авиация, артиллерия и пехота атаковали позиции советских войск. Но быстро захватить плацдарм не смогли – помешало своевременно прибывшее подкрепление. Враг был остановлен, но попытки прорваться к морю не прекратил. Почти ежедневно фашисты атаковали передний край нашей обороны.

Вот как сообщали об этом сражении корреспонденты ТАСС: «В битве за Кавказ оборонительный период продолжался пять месяцев, т. е. больше, чем в Сталинградской битве. Поставив на пути войск вермахта мощный оборонительный заслон из вновь сформированных частей, Советская армия сумела остановить врага восточнее Моздока, в юго-восточной части Новороссийска. В итоге войска Северо-Кавказского и Закавказского фронтов во взаимодействии с Черноморским флотом, Азовской и Каспийской военными флотилиями сорвали план «Эдельвейс». Путь гитлеровцам в Закавказье и к побережью Чёрного моря был закрыт. Противник, рассчитывавший уничтожить советские войска за время быстротечного похода на Кавказ, не смог этого добиться и потерял свыше 100 тысяч человек».

Приятно, что в этот успех внёс свой вклад и наш земляк Александр Суворов. Он награждён двумя орденами Отечественной войны, медалями «За отвагу», «За оборону Кавказа» и другими».

Юрий КОМЛАЧ, пгт Приморский.

Крымская Газета

Последние новости:

Как к Вам обращаться?