Быстрая авторизация

Забыли пароль?

Вы можете войти при помощи быстрого входа/регистрации используя свой телефон

Или если у вас нет аккаунта войдите через социальную сеть

Войдя на портал и регистрируясь в нем Вы принимаете:
пользовательское соглашение
Как усыновить ребенка в Крыму?
0

Как усыновить ребенка в Крыму?

153
Раздел: Интервью
Директор Крымского республиканского центра социальных служб для семьи, детей и молодёжи Андрей Архангельский рассказал «Крымской газете» о школе приёмных родителей.

– Андрей Александрович, прийти в вашу школу может любой?

– Если у человека нормальные условия проживания, он имеет достаток, вменяемый, не привлекался по тяжёлым насильственным статьям, мы не имеем права отказать ему в обучении. Раньше мы были последней инстанцией. К нам приходили люди с полным пакетом документов, и после прохождения обучения мы брали на себя ответственность и решали, могут они взять под опеку, усыновить ребёнка или нет. Сейчас немного по-другому. После прохождения обучения мы выдаём свидетельство о том, что гражданин прошёл подготовку для лиц, желающих принять в свою семью ребёнка, оставшегося без попечения родителей, на территории Российской Федерации. Теперь основная наша задача – во время обучения выявить и сформировать у граждан воспитательные компетенции, а также родительские навыки для содержания и воспитания ребёнка, в том числе для охраны его прав и здоровья, создания безопасной среды, успешной социализации, образования и развития. Помочь кандидатам в усыновители, опекуны, приёмные родители определить свою готовность к приёму на воспитание ребёнка. Например, сейчас в группе по списку было 25 человек, но уже через два занятия одна из обучающихся, она собиралась брать двух подростков, детей своей подруги, не пришла. По телефону она сказала, что за два дня поняла, насколько ей будет сложно, и написала в органах опеки отказ. Поэтому задача наших тренеров – рассказать правду. Все дети сложные, а те, кто столкнулся с потерей, требуют устройства, – ещё сложнее. Они потеряли всё, что у них было, – семью.

– Что самое главное нужно усвоить приёмным родителям, с какими основными трудностями они столкнутся?

– Во время обучения наш тренер рассказывает о психологии детей от рождения до 18 лет. Подробно описывает, что чувствует и как ощущает себя ребёнок, от которого отказались в полгода, в два, в три, то есть обо всех возрастных особенностях детей. В двух словах не расскажешь.

Любой ребёнок должен пройти длительный период адаптации. Считается, что, если малышу пять лет, то он должен прожить в новой семье как минимум столько же, чтобы успокоиться, и только к 10 годам будет понимать, что приёмные родители его любят. Ребёнок фактически проверяет родителей. И некоторые эту проверку не проходят.

– И часто бывают отказы от детей?

– Случается, но крайне редко. Когда мы входили в 2014 году в Россию, то в других субъектах Российской Федерации было больше отказов от детей, чем у нас в Крыму. Это случалось ещё и потому, что в России обучение для приёмных родителей, опекунов и усыновителей стало обязательным с сентября 2012 года, а у нас оно было обязательным с 2008 года. Поэтому и отказы у нас единичны. Кроме того, сеть наших центров социальных служб для семьи, детей и молодёжи расположена по всему Крыму, их 25, в каждом городе и районе. И когда семья берёт ребёнка, к ним приходит наш специалист, предлагает помощь в период адаптации. А когда у родителей возникает риск отказа, мысль отдать ребёнка назад, мы работаем с такими семьями.

– То есть захотел – взял, захотел – вернул? Так запросто?

– К сожалению, отказаться от ребёнка могут, даже если он прожил в семье несколько лет. Единственное, когда детей усыновляют, то процесс более сложный, потому что усыновление идёт через суд и точно так же разусыновление. Но раз-усыновление будет только в том случае, если, допустим, в интернате утаили диагноз ребёнка или какие-то его особенности, а родители не были к этому готовы. Если усыновители просто не справились, мы приходим к тому, что это будет лишение родительских прав. Кстати, в отличие от приёмных родителей, у усыновителей есть право выбрать ребёнка и по здоровью, и по возрасту.

– А как подбирают ребёнка приёмным родителям и усыновителям?

– Специалист органа опеки того города и района, где кандидаты в усыновители, опекуны, попечители, приёмные родители станут на очередь, предлагает им данные ребёнка из базы. Из анкеты они узнают о его здоровье, родственниках и особенностях физического и психического развития. И только после того как кандидаты выбрали ребёнка, им выдают направление. С этим направлением они приходят в Дом малютки или интернат. Оно действительно в течение 10 дней. За это время кандидаты общаются с ребёнком и могут даже сделать независимое медицинское обследование, потому что здоровых детей почти нет. Мы также оговариваем с родителями, что найти здорового ребёнка фактически невозможно.

– Вы упомянули о базе детей. В интернете в открытом доступе есть банк данных «Дети-сироты России», на котором предоставлена информация о детях, есть фото. Не нарушаются ли их права?

– Это государственный банк данных, и он имеет свои уровни ограничения. Когда у ребёнка нет родителей или их лишили родительских прав, такая база необходима, чтобы найти ему семью, чтобы о нём смогли узнать. Большое число детей старшего возраста сложно определить в семью, каждый хочет маленького ребёнка. Поэтому в базе подобраны преимущественно подростки. Это государственная политика, и сделана база с целью увеличения числа детей, которые будут проживать в семьях. Это мировая практика.

– Чем отличаются приёмные семьи и усыновители?

– Усыновление – это когда дети берут фамилию родителей, существует тайна усыновления. Приёмной же семье государство поручает за плату взять на себя воспитание детей временно, до достижения ими 18 лет. Если ребёнок усыновлён, то его исключают из базы данных, а если он в приёмной семье, то остаётся в ней. Как правило, приёмным родителям дают детей с серьёзными врачебными диагнозами, а также вместе с братьями и сёстрами, так как родных детей не разделяют по разным семьям.

Главная задача приёмных родителей – социализировать ребёнка, дать ему воспитание и образование, каждый должен выйти из семьи с профессией. Кандидаты в приёмные родители должны быть с опытом воспитания собственных детей. Им не страшно брать даже подростков.

– Усыновители проходят другую программу обучения?

– Нет, и усыновители, и приёмные родители, и опекуны обучаются все вместе. После окончания обучения они получают «Свидетельство о прохождении подготовки лиц, желающих принять на воспитание в свою семью ребёнка, оставшегося без попечения родителей». Порой в ходе обучения люди меняют решение: кто-то хотел быть приёмным родителем, но изменил решение и захотел стать усыновителем. Изначально они просто хотят ребёнка, но когда узнают все нюансы, получают базу знаний, уже сознательно принимают решение.

У нас свидетельство универсальное: и на усыновление, и на опеку, и на приёмную семью. В нём не прописывается выбранная форма устройства ребенка, оно выдаётся на все формы устройства детей – усыновление, опека, попечительство, приёмная семья. В последующем человек может менять своё намерение и решать, кем он будет для ребёнка. В этом году без учёта группы, которая занимается, нашим центром проведено 14 обучающих семинаров для кандидатов в усыновители, опекуны и приёмные родители. Обучение прошёл 321 человек, из них 142 усыновителя, 142 опекуна и 37 приёмных родителей.

– В Севастополе тоже есть школа приёмных родителей, и там обязательным условием для получения свидетельства о прохождении курса является 80-часовая обучающая программа. А сколько времени учат у вас?

– По законодательству прописано требование к программе от 30 до 80 часов. В крымской программе обучение составляет 8 рабочих дней, с 10 утра до 5 часов вечера. Выходит не менее 56 часов. Мы единственная школа в Крыму, и все приезжают сюда. При этом занятость и дефицит времени на обучение не дают никакого права и ни за какие деньги получить наш документ. Если кто-то пропустил занятие, он должен отработать его в другой день. Люди есть важные, времени у них нет, говорят, что ничему новому мы их здесь не научим. Бывали у нас конфликты. Но мы придерживаемся такой позиции: если они не находят в своём плотном графике время, чтобы научиться общаться с детьми, то как они найдут время, чтобы воспитывать детей? И министр образования, науки и молодёжи нас в этом поддерживает.

Что касается материковой части России, то там время прохождения обучения в школе занимает три месяца – потенциальные родители приходят 2-3 раза в неделю на 2-3 часа.

– А к вам с материка едут?

– К нам часто приезжают из других субъектов по разным обстоятельствам. У нас нет оснований отказывать в обучении, сейчас и возможность появилась. Первые 2-3 года у нас были переполненные группы, не успевали всех обучать. Сейчас на 5-7% пошёл спад, так как уже много людей прошли обучение, стоят в очереди за детьми. Я знаю лично некоторых, год назад обучившихся, но им ещё не подобрали ребёнка. Пройдя обучение, потенциальные родители идут с нашим документом в орган опеки по месту жительства или в любом регионе России и становятся там на учёт, чтобы им подобрали ребёнка. Люди с материка со своим свидетельством, полученным в другом субъекте, также могут обращаться в наши органы опеки. Наше свидетельство принимают в других субъектах, есть такие случаи.

– Часто людей пугает букет диагнозов при выборе ребёнка. Понимают ли они, что большая часть – это стандартный набор, который сформировался из-за дефицита внимания и любви?

– Практически всем детям, которые устраиваются в семью, приписывают задержку развития. С возрастом этот диагноз и значительная часть других снимаются. Когда ребёнок одинок, он совсем другой, а когда он обогрет, облюблен, принят в семью, то исчезают даже некоторые хронические заболевания.

У нас сегодня в десяти приёмных семьях воспитываются 22 ребёнка с диагнозом ВИЧ. Есть случаи и усыновления таких детей, и взятия их под опеку.

В настоящее время в Крыму в 193 приёмных семьях воспитываются 525 приёмных детей, имеющих ограниченные возможности здоровья, в том числе с инвалидностью. Люди сознательно берут в семью таких детей.

– Почему при этом многие, у кого нет своих детей, не хотят брать чужих?

– Есть стереотип, что ребёнок из приюта – это обязательно дитя наркомана или алкоголика, и люди просто боятся. У нас есть пары в группе, которые утаили от своих родителей, будущих бабушек и дедушек, что они хотят усыновить ребёнка. Всё по той же причине – плохая генетика. Но давайте разберёмся. Считается, что генетическая передача – это порядка 25%. Есть простая предрасположенность, но идти по правильному пути или нет – выбор каждого человека.

Ещё один момент: хоть законодательно у нас и существует тайна усыновления, люди боятся, что кто-то узнает о приёмном ребёнке – из-за невозможности родить своего они чувствуют себя неполноценными.

– Берут детей на попечение повторно или выпустили одних, и всё?

– По-разному. Некоторые берут детей в семью один раз, а есть семьи, которые воспитали и по 50 детей. Есть у нас и в Симферополе люди, которые уже много лет берут детей из интернатов. Многие из них активные общественные деятели, они развивают это направление и помогают другим приёмным семьям.

– Существует практика, когда детей берут из детского дома только на выходные или праздники, а затем возвращают назад. Не причиняет это вреда ребёнку?

– Бывают разные ситуации. К примеру, у ребёнка из родных осталась только бабушка, которая работает, да и в силу возраста ей могут отказать в усыновлении или опекунстве. Для неё и ребёнка это отличная возможность провести время вместе. Хотя хочу сказать, что дети, которые содержатся в госучреждениях, и в аквапарках бывают, и в цирке. Есть даже такая шутка, что каждый ребёнок, лишённый родительской опеки, на Новый год по 17 килограммов конфет съедает благодаря госфинансированию, благотворительным организациям и волонтёрам.

А вообще, наша основная задача – это недопущение изъятия ребёнка из семьи. И из обычной, кровной семьи, в том числе. А всё то, о чём мы говорили, это борьба с последствиями. У нас 75-80% детей, оставшихся без попечения родителей, это не дети-сироты, а дети, у которых живы родители. И при этом не все родители из неблагополучных семей не хотят заниматься своими детьми. Сейчас государственная политика приближается к тому, что при рассмотрении вопросов об изъятии ребёнка в суде и лишении родительских прав суд должен убедиться, что государственные органы и организации приняли все возможные меры для сохранения ребёнка в кровной семье. Ведь какая бы ни была хорошая приёмная семья, ребёнок всё равно любит свою маму.

Крымская Газета

Последние новости:

Как к Вам обращаться?